?

Log in

Welcome to the club!

Двери клуба открыты для всех желающих, тут всегда рады новым знакомым и старым постояльцам. Ключ от некоторых комнат есть только у меня и у самых близких друзей, но таких комнат не много.

Зато есть библиотека, там я рассказываю свои сказки:она находится тут

Этот пост - стена, на которой вы можете рисовать любыми красками, рассказывать о себе, задавать вопросы мне, оставлять автографы, фотографии, критиковать, хвалить, жаловаться и предлагать. Обещаю ни одну надпись не оставить без внимания.

Добро пожаловать!


Шелковое платье, золотая корона и хрустальные туфельки...настоящие принцессы всегда с прической, настоящие принцессы всегда при параде, настоящие, они потому и настоящие, что даже сквозь тридцать пышных перин чувствуют маленькую горошину. Настоящие принцессы всегда ходят по тонкому льду, живут в своих снах, любят сказками, и не раз бывали в пасти дракона.
В одной параллельной реальности, на маленькой планете вне солнечной системы жила была настоящая принцесса. Она жила в перламутровом замке на самой вершине горы, не смотря на то, что со всех сторон замок обдували северные ветры, внутри всегда было тепло, звонко и ярко. Замок окутывала мерцающая паутина счастья. Все обитатели замка были связаны между собой невидимыми ниточками любви и понимания. Мраморные полы покрывали ковры из розовых лепестков, перины набивались золотой пыльцой, а на обед подавали небесную манну.
На далекой маленькой планете, так же как и в нашем мире, все самые страшные и самые прекрасные события происходят тогда, когда их совершенно не ждешь. В одно мгновение жизнь девочки в шелковом платье и золотой короне сильно зашаталась, а потом и вовсе перевернулась, как будто чья-то невидимая рука перевернула песочные часы и песок потек по линии жизни совсем в другом направлении. Секунду назад она еще танцевала на тонком льду под серебрянные звуки футуристических музыкальных инструментов, а сейчас хваталась за края скользких острых айсбергов, задыхаясь, глотала холодный воздух и пыталась собрать обрывки ее прежней жизни, которая разбилась как хрустальная ваза на миллион переливающихся осколков. Первым порывом было все исправить, но осколки не подходили по форме и размеру друг к другу, а каждое прикосновение к ним резало нежную кожу принцессиных рук с длинными пальцами, мелкие осколки впивались в кровь и текли по венам, застревая в самых далеких и глубоких уголках ее сердца. Когда склеить ничего не удалось, она попыталась забыть, искала яд, встречалась с ведьмами, совершала тысячи вуду обрядов, замазывала раны колдовским зельем, пила обжагающую горло отраву, но забытье так и не приходило. Ей ничего не оставалось делать как отправиться в путь. Она выбрала путь на солнце, оно теплое и яркое, оно никогда не мрачнеет, если приходит туча беда, солнце просто отсиживается в тени, если приходит ночь мрак, оно просто ложится спать, укрывшись одеялом со звездочками. Принцессу предупреждали, что солнце может обжечь, а то и вовсе сжечь до тла, но настоящие принцессы ничего не боятся, они обжигаются, колят пальчики, теряют обувь, подолгу спят безпробудным сном, откусывают от ядовитых яблок, живут с кротами, пьют чай с котами, летают на ласточках и коврах самолетах и даже оборачиваются лягушками, но никогда не отступают и ни о чем не жалеют.
Грязная, уставшая и изможденная она вошла в горный ручей, его воды были морозней январского утра, но настоящая принцесса окунулась в него с головой, глубина цвета индиго манила и обещала забвение, обещала заморозить гниль воспоминаний, как замораживаются маленькие рыбки в прозрачных ледниках. В воду заходила маленькая и наивная Принцесса на горошине, а на берег вышла гордая и самоуверенная Снежная Королева, с нежной кожей, но огрубевшим сердцем, покрытым толстым слоем жесткого инея. Ледяное сердце Снежной королевы крепкое как алмаз, его поцарапать не легко, не то что разбить. И она пошла дальше, независимая и смелая, и пушистые снежинки в ее волосах перемигивались своим серебром и сусальным золотом.
Первые утренние лучи солнца, принесли с собой весенний теплый бриз, в волнах которого слышался чей то плачь и стон. Настоящая принцесса, даже превратившаяся в Снежную королеву, не могла ни откликнуться на зов о помощи. Сквозь толстую броню из льда и снега, просачивалась чужая грусть и боль. Соленослезная меланхолия омыла Принцессу, как прибой омывает песчаный пляж, и вместе с зимней шубой с нее сошла кожа, обнажив и без того натянутые струны нервной гитары ее души. Ни о чем не думая, она вытерла чужие слезы, зашила чужие раны, перестрадала чужие страдания и опустошенная, но счастливая пошла дальше.
Направление ей показывали книги, они были ее картами, она умела читать между строк и идти вслед за словами и буквами, не важно на каком языке они были написаны. Перешагивая через крупные и мелкие обзацы, запинаясь на запятых и удивляясь восклицательным знакам, она продолжала движение вперед. На одной из петляющих троп она повстречала скалу, высокую, крепкую, в трещинах и пятнах плесени, но в тоже время расцветающую орхидеями, пахнущую тайной и закипающим вулканом. Впервые в жизни, Принцессе захотелось остановиться, прижаться щекой к шершавости каменной глыбы и остаться рядом с ней на всегда. Скала притягивала как магнит, ее хотелось осязать и обанять, к ней хотелось прислушиваться, ее хотелось обнимать и сглаживать острые углы. Извержение было неожиданным, оно захлестнуло горячей волной, вознесло на вершину блаженства, а затем утопило в огненной лаве отчаяния.
Принцесса не помнит сколько она пролежала на дне, тогда время для нее тянулось как густой сладкий сироп, оно прилипало к пальцам, замирало сладкоприторной жижей на языке и не хотело двигаться дальше. Однажды мимо пролетал важный Голубь, который искренне верил в сказку, о том, что он самый сильный и самый умный голубь на свете, и о том, что спасенная им прекрасная Принцесса полюбит его и  вовеки вечные будет благодарна за это спасение. Важный голубь позвал Принцессу с собой, затопил баню и заварил чай, чтобы смыть с нее медовое бремя, она проснулась и ожила, маленькое сердечко забилось и наполнилось большой благодарностью. Она тянулась к Голубю, училась летать и отращивала крылья. Но важный Голубь не любил ее новые белые крылья, они дарили Принцессе свободу и это его пугало. Важный Голубь любил летать на безопасной высоте, по знакомым маршрутам, а принцесса стремилась к новым горизонтам, мечтала о новых пейзажах и верила в новую высоту. Их глаза смотрели в разном направлении, он устремлял свой взор вниз, змечая что происходит под ногами, она любовалась бесконечностью над головой и всегда смотрела вверх. Вместе они взлететь не смогли, и когда она оторвалась от него и попыталась взлететь сама чуть выше, чем ей это было дозволено, Голубь потерял свое мягкое белое оперенье и обернулся черным Вороном, с большим клювом и острыми когтями. Большой клюв оставил шрамы на ее теле, а  острые когти разорвали в клочья ее крылья. О полете пришлось забыть, и прикладывая подорожники к кровоточащим ранам, снова отправиться в путь самой.
Она шла очень долго, огибала страны и континенты, встречалась и расставалась, находила и теряла, и уже смирилась с мыслью о том, что дорога — это и есть ее жизнь, ее любовь и ее дом, пока в одном северном королевстве она не повстречала Ее, нежную Фиалку. Фиалка была прекрасна, мягко-лиловые лепестки, бархатно-изумрудные листики и тонкий стебель. Она излучала спокойствие и чувственность. Принцессе безумно захотелось прикоснуться к волшебному созданию, она подошла ближе, но ее лоб уперся во что-то твердое и холодное, Фиалка жила за стеклянно-прозрачным куполом. Горькие слезы хрусталики потекли из глаз странствующей Принцессы, она поняла что наконец-то ее витиеватый путь подошел к концу, она поняла, что наконец-то встретила на своем пути что-то настоящее, что-то что навсегда изменит ее жизнь, наполнит уверенностью и смыслом, но в то же время она поняла что никогда не сможет дотянуться до Фиалки, дотянуться до своей мечты. Неземной красоты Фиалка тоже что-то почувствовала, она услышала сквозь стеклянную изгородь  музыку души маленькой Принцессы, совершенно не похожую на музыку ее собственной души и одновременно очень родную и знакомую. Нежная Фиалка потянулась к Принцессе всеми своими листиками и лепестками, прильнула к прозрачной стене своего домика и начала ждать. Она знала секрет, каждые три дня приходил садовник, он открывал купол над ее головой, давал надышаться свежим воздухом, погреться на солнце и напиться родниковой водой. Теперь к этим приятным процедурам добавились встречи с Принцессой, три дня и три ночи, каждая из них жила своей обыкновенно необыкновенной жизнью, не отрывая взгляда от друг друга, каждая из них терпеливо ждала новой встречи. Минуты вдвоем были похожи на золотые бусинки, они нанизывали эти минуты-бусинки на цепочку и плели длинную вереницу совместного, понятного только им двоим счастья.

Время перемен.

Сегодня.
Мысли вдребезги, сердце пополам, а спидометр и пульс зашкаливают...Она мчится по ночному городу, на своем новом мотоцикле и не верит, что всего полгода назад, она была совершенно другим человеком. Кажется еще вчера она работала в библиотеке, ездила на метро, читала Достоевского, а ее любимым напитком был жасминовый чай. Сегодня же ее волосы безжалостно трепет ветер, в кармане куртки лежит ментоловый Вог, и все бармены в местном пабе знают, что она пьет исключительно кровавую мэри. Всего полгода назад она жила в своем теплом и уютном, но жутко душном коконе. Тот кого она целовала всего полчаса назад, тот о котором ей даже думать нельзя было, ни то что целовать, ворвался в ее жизнь рьяным морозным вихрем, разорвал ее родной кокон и обжег легкие своей свежестью.
Полгода назад.
Обычную рабочую тишину, обычной городской библиотеки нарушил его звонкий голос, она даже не сразу поняла, что вопрос обращен к ней и касался книги, которую она читала в тот момент.
- Я думал в наше время читать «100 лет одиночества» это моветон, сегодня все взрослые читают «50 оттенков серого», а все дети «Гарри Поттера». А где у вас можно найти Цвейга или Ремарка?
Он улыбался глазами, его вишневая ауди за окном и джинсы от хьюго босс ну никак не состыковывались с внешней средой и с его вопросом. Она так растерялась, что просто указала рукой на полки с надписью «классика». Он взял «Триумфальную арку», а его дочка «Гарри Поттера». Они переглянулись и рассмеялись.
Весь вечер она думала об этом необычном, ярком и притягивающем к себе человеке. Они ведь даже словом не обмолвились, почему же она не может уснуть...Пришлось встать и взять с полки книгу...заснула она только под утро. Ее жизненная рутина протекала без особых изменений, обжигающий утренний душ, обжигающий черный кофе, промозглые декабрьские улицы, серое метро, работа, книги, вечером теплые кофейни, родные подруги, жасминовый чай, приторные десерты, набившие оскомину разговоры. И не заметно для себя она начала ждать, начала ждать чего то, чего еще сама объяснить для себя не могла, чего то неординарного, нестандартного, она начала ждать новой встречи с ним.
В тот вечер за окном было особенно серо и пусто, такое же состояние было и внутри, внутри нее и внутри библиотеки. Он пришел когда она уже почти перестала ждать. Его дорогой парфюм, яркий свитер и небрежная улыбка совершенно не вписывались в окружающую серость, и пустоту. С этим застывшим одиночеством вокруг его объединяли глубокий тихий омут печальных глаз, заметный только ей. Он взял рассказы Маркеса, и Цвейга, а она заметила в книге которую он вернул еле уловимые точки, обведенные слова и загнутые уголки страниц.
С тех пор он стал появляться чаще. Все началось с книг, обсуждая любимые произведения они как будто говорили на одном, извсетном только им двоим языке, они продолжали фразы друг друга, им нравились одни и теже герои, они фантазировали и придумывали продолжения любимых историй, книжные рамки расширились и в их интеллектуальную игру вступили фильмы, музыка, страны и политика.
Она первая написала ему сообщение, чего от себя совершенно не ожидала, благо телефон был в читательской карточке. Это как будто была другая женщина, почти дрожащими пальцами она набрала их первый смс, ее тонкие пальцы разбудили глубоко спящий вулкан, который проснулся и начал извергать сотни сообщений в день, сколько их было за эти полгода подсчитать очень сложно, теперь они говорили обо всем, о его жене, дочке, ее маме, подругах, цветах, шоколаде, небе, звездах, они жили в разных мирах на разных удаленных друг от друга планетах, но параллельно. Вместе ели, вместе спали, вместе дышали. Каждый ночной разговор был как маленький оргазм, после которого хотелось курить и алкоголь. А если чье то сообщение запаздывало в пути, то начиналась наркоманская ломка героинщика, в такие моменты курить и алкоголь хотелось еще больше.
Он не писал ей ровно сутки, она купила первую в своей жизни пачку сигарет. Она выкурила ее за ночь, а утром на пороге ее дома стоял он с бутылкой водки и томатным соком. И еще сутки они не выходили из квартиры, они открыли вневременной, внепространственный, внереальный выход в космос. Они спутались телами, эмоциями, чувствами, сознанием и подсознанием.
Утренний ледяной душ отрезвил и очистил их головы и кровь, но героин в сердце никуда не делся.
Сегодня.
Сегодня ее можно было встретить в ночных клубах и в дешевых гостиницах. Его в парках, на прогулочных катерах и за тонированными стеклами вишневой ауди. Сообщения уже накручивают тысячный киллометраж. Она научилась водить машину, он писать стихи. Он любил жену и дочку, она свой теплый кокон. Они ничего не могут с собой поделать. Они научились перемещаться в пространстве, менять реальности со скоростью света. Неизменными остались книги! Их разговоры! Непрекращающаяся переписка! Пульс и спидометр зашкаливают, ветер безжалостно трепет ей волосы, их нереальная реальность безысходна и всеобъемлюща одновременно, она несется по ночному городу, ощущая себя живой, он научил ее главному, он научил ее чувствовать, иногда чувствовать очень больно, но она ни о чем не жалеет...

Корабли

В далекой северной стране, в маленькой бухточке у берегов Тихого океана жили были два корабля. Один маленький, и изящный с парусами цвета распустившейся сирени. Другой длинный, с высокими мачтами, на которых развевались небесно голубые паруса. У каждого из кораблей был свой ежедневный водный маршрут, каждый плавал по своим важным корабельным делам, каждый выполнял свою рутинную корабельную работу, перевозил шумных туристов, молчаливых рыбаков,  различные грузы, ценные и не очень, или просто изучал и исследовал океанские просторы. Но иногда их млечные океанские пути пересекались, тросы и стропы туго спутывались, паруса нежно касались друг друга, и они начинали дышать, думать, и говорить в такт одной волне и одному ветру. Это были минуты, а иногда всего лишь секунды, их общего покоя и гармонии, это было время когда не надо было никуда спешить, лететь, подставляя тело и душу холодным брызгам, обходя острые скалы и песчаные мели, на этих перекрестках — остановках, можно было просто дышать, просто мечтать, просто любить. А по ночам два корабля перемигивались сигнальными огоньками и никто кроме них не мог разобрать эту тайную, светлячковую азбуку Морзе.
В один из облачных летних дней в маленькую тихоокеанскую бухточку приплыла залетная волна, она пахла солью чужих морей, обжагающим солнцем и приключениями. Она затянула в свой водоворот сиреневый кораблик, рассказала ему тысячу и одну сказку про заморские страны, пиратские клады, зеленые пальмы, и другие, не знакомые, теплые, разноцветно-яркие корабли и позвала поплыть с ней вместе, на встречу всем этим чудесам. Сиреневый кораблик любил сказки, любил новые впечатления и умел мечтать. Он даже не успел попращаться со своим лучшим другом, он поднял якорь, расправил паруса и отдался воле чужеземной волны.
Той ночью никто не откликнулся на мерцание желтых огней корабля с парусами цвета неба, и не дождавшись утра он отправился на поиски своего потерянного сокровища, на поиски своей родственной души, цвета распустившейся сирени. Ночь как назло выдалась особенно густой и темной, небесный кораблик не думал ни о чем, он мчался вперед на всех своих голубых парусах, обгоняя скорость ветра. Обходя очередную грозную скалу, он почувствовал под ногами скрипучий песок, он больно царапал бока и не позволял продолжить путь, это было хитрое мелководье. Утром случился отлив и незабудковый корабль оказался на песчаном острове, без единой капли воды, так необходимой ему, чтобы жить. От обиды, бессилия и немного злости он расплакался, расплакался навзрыд, горько изливая всю грусть своего маленького плавучего сердца. Слезы стекали на песок, собирались в лужи, в каналы, растекались по песчанной отмели, выростали ручьями, расширялись руслами, вытекали в реки, догоняли моря и вскоре кораблик ощутил знакомое покачивание, его легкие очистились и задышали морским ветром, он осмотрелся и увидел что находится в своей родной водяной стихие. Оказывается внутри него самого жило огромное море и ждало своего часа, чтобы вырваться на ружу.
Небесно-голубой корабль вернулся в свой дом, в свою опустевшую бухту, и вдруг увидел в дали знакомые до боли сиреневые паруса, он поплыл им на встречу... все смешалось и спуталось, цвета, голоса, дыхания, сердцебиения, паруса, канаты, тросы, запахи, вкусы, мысли и чувства...
Мораль: Никому не нужны яркие краски и теплые течения, если не с кем поперемигиваться ночью сигнальными огоньками.

Oh Canada! Our Home ...

Ровно год прошел с момента как наш самолет приземлился в Ванкувере...Ровно год у меня новый дом, новая страна, новая жизнь. И я все это очень сильно люблю!!! При этом я не перестаю любить и Россию и Израиль, эти две страны, теперь уже три - это частички меня. Люблю я их по разному, отношения развивались по разному, совершенно не похожие, происходящие раз в жизни переживания связаны в разными странами. Когда нибудь я может быть попробую написать про роман с каждой из моих Родин, а сегодня моя годовщина с Канадой. Мне очень комфортно, уютно и хорошо в моих новых отношениях. У меня не было притирок, привыкания, отрицания, борьбы, переломов...и пусть мое сердцебиение не учащается от звуков гимна, и пусть мой взгляд не ловит краснобелокленовый флаг на картинках или в кино...но у меня уже накопился довольно большой мешок благодарностей, адресованных этой замечательной стране! Чтобы никого не вводить в сомнения, у меня все оооочень далеко не идеально, все оооочень не просто, слез было выплакано много, проблемы разного рода и характера есть, были и будут. Но в том что я хочу быть здесь и сейчас я уверена на 100%. И даже моя цыганская натура и странствующая душа пока молчат и ничего не требуют, даже не намекают на новый поход...

Теперь расскажу и о более бытовых приземленных вещах...В Канаду мы приехали по студенческой визе, ага я все еще студент, ага самый старый на потоке, ага люблю шокировать 20 летних одногруппников наличием двоих детей))) Канада нас встретила снежком, приятным городком Порт Муди, украшенным огоньками и гирляндами, дорогими людьми, елкой до потолка и даже подарками. Первый месяц жили большой дружной швецкой семьей, потом нашли и свой первый дом на родине в другом пригороде Ванкувера Ричмонде. Город выбирали по месторасположению, было важно поближе к колледжу, от Ричмонда 10 минут на скайтрейне (автоматическое метро над землей) и по советам тогда еще онлайн френдов. Ванкувер известен большим количеством проживающих тут азиатов, а Ричмонд они любят особенно, вроде говорят по фэншую хорошее расположение у него))) Вообщем есть такие районы, где все вывески, магазины, салоны и т.д. подписаны иероглифами, в ближайшем отделении банка легче найти человека говорящего на мандарине чем на английском без акцента))) Но зато в Ричмонде есть еврейская коммьюнити, дети пошли в садик при еврейской частной школе, хозяйка израилетянка, но с детьми говорят на английском и все занятия тоже на английском. Квартиру искали через крейглист. В основном квартиры сдаются без мебели, но с электричеством (холодильник, посудомойка, стиралка, сушилка, печка). Мы сняли двухспальную квартирку в новом доме, на первом этаже и с большим балконом на земле. В комплексе есть бассейн (открытый правда, поэтому пользовались только летом), комната отдыха с телевизором, камином и биллиардным столом и тренажерный зал. Квартирка не большая, нам хватает, но гостей приглашать тяжеловато ( Три месяца по приезду можно водить машину по израильским правам, но чтобы получить местные нужно пересдавать и теорию и практику. Без машины тут тяжеловато изза расстояний, хотя общественный транспорт ходит по расписанию и водители очень вежливые товарищи, выходя из автобуса все говорят им спасибо. Икея нам помогла квартиру обставить очень быстро и в январе закрутилась обычная новая рутина. Учеба, садик, работа. Летом я тоже училась, так что сильно отпускного настроения не было, но в новой стране, каждый выходной и поездка в новое место - это уже путешествие и приключение. Первый раз съездили в кэмпинг, с палатками, речкой и падающими звездами. Что мы имеем на сегодня? Эмили пошла в киндергартен (нолевой класс как бы), Шелли продолжает тот же садик, мама студент, папа работает из дома на израильскую фирму. Эмили помимо школы, ходит на плаванье и балет, подумываем на счет коньков. Вообще дети привыкли и адаптировались очень быстро, все указывает на то, что им тоже очень комфортно и хорошо в Канаде. У них много друзей, большой круг общения, они говорят на смеси из трех языков и знают наизусть и атикву и гимн канады...) Эмили очень быстро схватила язык, говорит без акцента и пытается переходить на английский дома, мы ей не даем пока...) Шелли очень долго общалась со всеми на русском, совершенно этого не смущаясь, сейчас спустя год и она уже многие слова знает исключительно на английском, говорит с сильным русским акцентом, но вполне счастлива и довольна и всегда всеми понята))) Несколько плюсов из моей копилочки: замечательный мягкий климат (летом было просто идеально, не холодно и не жарко, совершенство), да много дождей, да в первый декабрь меня это раздражало, в мой сегодняшний декабрь я предпочитаю дождь солнцу с морозом, обалденная непередаваемая словами и картинками природа, горы, озера, реки, океан  - я все еще не верю, что живу рядом с этим волшебством, доброжелательные люди в своей основной массе, пусть многие улыбки натренированные и не настоящие, но настоящих улыбок мне хватает от моих настоящих друзей, а на дороге, в поликлинике и в магазине мне нужны просто вежливые люди, ну и еще одна вещь которая и спустя год меня восхищает это diversity, на русский перевести конкретно очень тяжело. Выйдя из самолета и вдохнув морозный декабрьский воздух, я вдохнула чувство свободы и спокойствия. Здесь никто никуда не спешит и только здесь можно сидеть в одном классе в сикхом в тюрбане, транссексуалом китайцем, арабкой в хиджабе, кенийкой с растами и канадкой с зелеными волосами...здесь даже религия и отношение общества к ней очень лайт версии, на улице где стоит наша еврейская школа друг за другом стоят буддистский храм, китайская христианская церковь и мусульманская школа. И да здесь любят поговорить о политике, посмеяться над этническими стериотипами, и да здесь есть расизм, и нет здесь не равенство и братство, но может быть очень отдаленная его версия. Здесь принято заниматься благотворительностью и волонтерством, защищать окружающую среду и соблюдать законы и правила (некоторые из них надо сказать не совсем разумные)...)
Есть минусы и недостатки, есть вещи которые очень злят и раздражают, есть проблемы очень личного характера, я обо всем когда нибудь напишу...но сегодня в нашу с Канадой годовщину я хочу думать только о хорошем!!!

Осеннее настроение

У Осени желтые и красные листья-волосы, охрипший голос и температура чуть выше нормы, у осени в уголках глаз застывшие капельки слез, у осени своя, присущая исключительно ей тоска.   Тоска о пролетевшем Лете, о Лете в платье в цветочек, о лете с голыми пятками и мокрыми от соленого моря волосами. Лето — это фонтан и водопад, горючая, подогретая солнцем смесь из  невероятных эмоций и неподдающихся осознанию и описанию страстей. Пьяному Лету море поколено. Осень же требует серьезности и степенности, осень заставляет думать, осень предвещает перемены. Осенние отношения — это сложная роспись трещенок на желтом кленовом листке. Глубоко в осени живет страх, страх и опасение того, что все уже не будет так как раньше. Осень нужно запивать горячим тыквенным латте, заедать школадом и верить в то, что будет один на двоих теплый плед, интересный фильм, разломленная пополам шоколадка, дыхание и стук сердца в унисон. Только в этом спасение. А еще в том что скоро прийдет зима и принесет в открытые двери жизни новую свежеть, новую тайну и праздник. Отношения заиграют новыми красками елочных игрушек и блестящих снежинок. Главное дождаться и не заблудиться в осени, не обмануться ее хитрыми ловушками, не испугаться страшных масок, просто продолжать пить чай с мятой, крепко крепко держаться за руки и никуда не отпускать  сердечные ниточки друг друга.

Live

Жила была в одном царстве государстве девочка принцесса, не было веселее и добрее ее девочек во всем государстве, огоньки в ее глазах были самые яркие, каблуки ее сапог самые танцевальные, смех самый звонкий. Отец король души в ней не чаял, принцы с разных концов света просили ее руку и сердце, а фрейлины мечтали получить приглашение на ее бал. Принцесса замуж не торопилась, и всех приглашала на свои балы.
На одном из балов принцесса познакомилась с молодым королем заморского царства государства. Он был красив, знал ответы на все вопросы, но не умел танцевать. Он хранил тайны, а его сердце было покрыто толстой колючей коркой холодного льда. Когда их глаза встречались, когда до его слуха долетал звук ее смеха, когда он наблюдал за движениями ее тела в такт музыки, лед начинал таить. Она смотрела ему в глаза и наслаждалась своей властью, своей волшебной силой согревающей холодные сердца. Король поверил, что нашел в этой веселой девочке свое давно потерянное тепло и счастье, а принцесса поверила, что сумеет полностью растопить лед и снять страшные заклятия с прекрасного незнакомца!
В скором времени они обвенчались, принцесса превратилась в королеву безумно красивого заморского государства и поселилась в золотом дворце, без окон. Принцессу это обстоятельство нисколько не смутило, буду пошире открывать двери подумала она...Король был нежен и заботлив, но двери открывать не разрешил, а потом и вовсе повесил везде огромные замки. Куда бы принцесса не пошла, она везде натыкалась на маленьких карликов, верных слуг короля, они были его глазами и ушами, благодаря им он знал где его маленькая принцесса и что она делает. Музыка перестала играть в их доме, свечи потухли, печки перестали топиться, никто не приезжал в гости, а однажды даже отец король не смог попасть во дворец и увидеть свою дочь. Девочка обрезала свои длинные русые  косы, огонек ее глаз потух, смех превратился в кашель, она научилась ходить тихо, дышать редко, неделями не есть и не спать, глотать слезы и не жаловаться на судьбу. В ее душе еще жила надежда, она еще помнила ласку его слов, рук и глаз.
Иногда у Королевского сердца случалась весна и оттепель, тогда распахивались двери, приглашались гости, звучали смех и музыка, а Королева-принцесса сдувала паутинку со своего розового платья и шла танцевать, ноги ее были очень слабы, но он танцевала, танцевала так, как в последний раз. С каждым годом весна приходила все реже и реже, уже не только сердце короля, но и весь дворец покрылся сугробами. А ему было мало, он никогда не любил холод, но остановиться уже не мог, он дул ветрами, сыпал снегом, бросался острыми льдинками.
В ту ночь, ветер был особенно промозглым, и тело и душа обножились и особенно болезненно ощущали мир вокруг себя, непонятно откуда она нашла в себе силы, взабралась по печной трубе на крышу и... взлетела...она летела над городом, опьяненная свободой, ее когда то зеленые глаза посерели, волосы побелели, кожу покрывали морщины паутинки, а смех был с хрипотцой, но она летела не зная куда,но в ту ночь не было на земле счастливее ее человека.

Коктейль

Коктейль из кислорода, адреналина и героина. Зависимость моментальная, экстаз с каждым глотком, испив до дна умираешь...Еще никто не отказывался его выпить...

Девочка и ракушка


102764738_large_BankoboevRu_devushka_slushaet_skazki_morya

Жила была на морском берегу прекрасная ракушка, она была очень тонкая, хрупкая и гладкая, и переливалась перламутром. Ракушка лежала в тени большого камня, вокруг нее все бурлило и кипело, веселые морские волны никогда не прекращали своих попыток выбраться на сушу, деловые крабы искали укромные места под мокрыми камнями, золотые звезды ловили лучики солнца, зеленые водоросли танцевали свои молчаливые танцы. Все знали ракушку, все здоровались с ней, улыбались ей, но никто ни разу не попытался заглянуть ей в сердце и понять о чем она мечтает темной ночью, когда млечный путь ложится на морскую гладь, чего она боиться, и что действительно приносит ей удовольствие. Так и жила ракушка, крепко сжав дверцы своего тонкого перламутрового панциря, она любила качаться на волнах, в своем уютном песочном гнездышке под камнем и никому не хотела открывать дверь своей души.
В один из весенних солнечных дней на берег моря прибежала босоногая девочка, она разглядела ракушку среди многих других раковин и улиток, среди песка и камней, ракушка поразила девочку своей неземной красотой и воздушностью. Девочка протянула руку и погладила прохладную гладкую спинку, ракушка откликнулась на нежное прикосновение, повернулась к девочке и открыла все свои дверцы и рассказала все свои тайны. А девочка ответила взаимностью и доверила самые сокровенные секреты своей жизни ракушке. Она стала приходить каждый день и разговаривать со своей новой подругой, только в компании ракушки она могла быть самой собой, не играть во взрослые игры и быть просто счастливой, потому что ее понимали. Если девочка грустила, ракушка мрачнела, если девочка веселилась, ракушка переливалась всеми цветами радуги и тоже искрилась счастьем. Ракушке нравилось, что кто то пытается ее понять, что кто то прислушивается к ее тихому голосу и ловит именно ту волну, на которой она плывет. Им было хорошо вдвоем, девочке и ракушке.
Однажды по дороге к до боли знакомому морскому берегу, девочка встретила мальчика, высокий и сильный, он очаровал ее своим каштановым взглядом, заворожил улыбкой и заинтересовал запутанной историей. Девочка перестала ходить на берег моря, перестала разговаривать со своей морской сестрой, она посвятила себя мальчику. Мальчик обнимал девочку ласково и нежно, пока его объятия не превратились в железные цепи, девочке было больно, но она не вернулась к своей ракушке. Ей было стыдно за себя, стыдно за то, что она была когда то звонкой струной, а теперь превратилась в сломанную скрипку, стыдно за то, что предала, предала то единственное, настоящее, живое чувство, которое испытывала к ракушке.
А ракушка так и осталась лежать в тени большого камня, по началу она плакала жемчужными слезами, а потом успокоилась, закрыла свое сердце на еще более крепкий замочек, перестала ждать, но так и не смогла забыть свою босоногую девочку.

Канарейка


kanareeka_3
Веселые птенцы, маленькие канарейки, шумные и яркие, у них еще все по настоящему, у них еще все впереди. Они живут, чувствуют, любят здесь и сейчас, радуются солнечным лучам, маминому теплому крылу, вкусным семечкам, прохладной воде...Веселые птенцы не знают границ, они мечтают, мечтают и верят что все мечты сбудутся, они мечтают о небе, о ветре и о безумстве полета...
Руки человека были мягкие и морщинистые, они ласково пересадили самую звонкую, самую веселую, самую желтую птичку в клетку. В клетке было чисто и уютно, ее первой реакцией была паника и страх, она дрожала и озиралась по сторонам. Спустя определенное время успокоилась и осмотрелась. Вот чистая свежая вода, вот вкусный корм, есть веточка, и качелька, и даже видно солнце и дерево, и небо, сквозь прутики клетки, но видно...Она перестала бояться, и окунулась в новую жизнь, в жизнь без мамы, без братьев и сестер, в жизнь за железными прутиками клетки. И вроде бы все было хорошо в этой новой жизни, она даже начала получать удовольсвие от нового спокойного и тихого уклада, но по ночам ей продолжало снится небо и безумный полет...
Однажды морщинистые руки забыли закрыть дверцу. Первым порывом золотой птички было вылететь и наконец-то испытать то, о чем она так долго мечтала. Но...за маленькой дверкой была неизвестность, манящая и соблазнительная, обещающая приключения и новые эмоции, но в тоже время пугающая и непредсказуемая. А внутри клетки она все знает, здесь ее дом, здесь у нее всегда свяжая вода и вкусный корм, здесь нет кошек, а морщинистые руки всегда с ней очень ласковы. Они никогда не выпускают ее полетать, они не дают ей вспомнить вкус свежего воздуха, но они всегда очень нежно гладят ее крылышки, чистят клетку и приносят еду, у этих рук кроме нее никого нет, они сильно расстроятся не обнаружив утром желтых перышек... Она долго стояла на перепутье не решаясь шагнуть в неизвестность и не желая вернуться в уютное гнездо. Страх и привычка вышли на поле боя с мечтой и фантазией, последние проиграли, юная канарейка вспорхнула на родную, теплую веточку и сделала вид как будто она и не заметила открытой дверцы.
С каждым годом сны о полете становились все тускнее и туманнее, а потом она и вовсе перестала видеть сны. Ее клетка даже не была золотой, это была совершенно обыкновенная деревянная с железными прутиками клетка. И спустя много лет, ее перышки поредели и поседели, спустя много лет морщинистые руки сменили длинные пальцы с идеальным маникюром, спустя много лет она все еще жила в той самой клетке, пила туже воду и ела тот же корм. Спустя много лет после упущенного ею шанса испытать что то новое, канарейка вздохнула в последний раз и ей вспомниласт глубина бездонного бескрайнего голубого неба в приоткрытой дверце клетки...

Profile

ribkavanda
RibkaVanda

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com